О наших мужчинах и «подкаблучниках» глазами американки

После моего развода с мужем, я поклялась себе, что больше никогда в жизни не свяжусь с нашим. Хочу Джона, Хосе, Карла- только не Ивана. Не потому, что все Иваны- плохи.. а потому, что зажрались.

Избаловались. Исковеркались… Ожидания подчас размером с Говерлу, а возможности- ростом с муравейник. И это тенденция.

Да, мне хорошо говорить- я глаголю из Америки, где мужчины гуляют с детьми, катают их на качелях, и забирают на весь день в выходные, давая жене сходить на маникюр. Они, равно как и жена, встают к орущему ребенку по ночам, и меняют памперсы. Они не считают зазорным отказаться от бара после работы, когда дома ждёт семья. И они не считают это – подвигом. Это нормально! Это правильно! Назвались сильным полом- будьте любезны, будьте сильными! Ваша сила в том, чтобы понимать нашу слабость. А не пользоваться ей.

Помню, как однажды зашла к подруге. Она была в декрете, с маленькой дочкой на руках. Забеганная, уставшая женщина и ее муж, сидящий в растянутых штанах, и играющий в компьютер… Я присела на диван, подруга засуетилась с чаем, отдав мне на несколько минут ребёнка. Она металась по маленькой кухне, собирая чашки и блюдца, одновременно помешивая суп на плите, и кормя кота.

 

Муж, сидящий за игрой, даже не пошевелился, хотя ребенок у меня на руках начал плакать и выгибаться. Я, пытаясь его успокоить, прыгала по комнате, улюлюкая и гримасничая, в то время как его отец, равнодушно глянув на это действо, продолжил стрелялки. “Вот козел.” Подумала я, вся мокрая от прыжков с орущим ребенком. Хотелось подойти и треснуть, да так, чтобы сам впечатался в свой монитор своей наглой физиономией….Но муж, слава Богу, не мой, поэтому бить нельзя. А так хотелось…

Подруга поставила чай на стол, и приняла из моих трясущихся рук кричащую дочку. Я с облегчением плюхнулась на стул, вытирая мокрый лоб и судорожно делая глоток чая. Подруга успокоила ребенка, и устало мне улыбнулась.

Только сейчас я заметила мелкие морщинки на ее молодом лице, и небрежно забранные в пучок волосы. Всегда радостная и ухоженная, сейчас она была похожа на загнанную лошадь, взмыленную и до смерти уставшую. “Как ты?” Спросила она, не дотронувшись до чая. Мы давно не виделись, я прилетела из Америки спустя несколько лет и новостей было много…

Она вышла замуж, родила. Муж работал мелким менеджером, денег было мало. Она, сидя в декрете, пыталась подрабатывать переводами, сидела ночами и бегала с ребёнком по врачам. То простуда, то грипп. То прививки. То зубы…

 

Я сидела, слушала и волосы шевелились на голове. “А муж? Помогает?” Робко поинтересовалась я, заранее зная ответ. Она тихо вздохнула, и опустила глаза. “Конечно, он бывает смотрит за ней, пока я убираю. Она пылесоса боится…Он с ней в другой комнате сидит..”

Я отвела взгляд к окну. Тихий, слякотный вечер, грязный снег на тротуаре…истоптанный миллионами ног таких же несчастных женщин, толкающих застревающую в подтаявших лужах коляску. Тусклые фонари, и протекающие ботинки. Они заботливо подтыкают теплые одеяла под спящих детей, хлюпая в мокрой обуви домой, торопясь приготовить ужин так называемым “мужьям”.

Читай продолжение на следующей странице