Я была офигительной женой. Таких покупают за миллион, но я даже не знала, что симпатичная

Знаете, как говорят мудрецы: “Кого в женщине разбудишь, тем довольствоваться будешь”. Но к сожалению, многие понимают это превратно, ударяясь в крайности и считая, что только противная сторона виновата во всех проблемах.

Потрясающий текст Ярины Мэй, как зеркало отражает суть всех несчастных отношений, обреченных на погибель.

“Я была офигительной женой. Таких покупают за миллион, но я даже не знала, что симпатичная. Меня хотели в невестки все мамы домашних мальчиков, и нужно было задуматься уже тогда. Но из всех возможных жизненных сценариев у меня был только один – оправдать ожидания всех известных миру мам, бабушек, богов и мужчин. И я пизд*ц, как старалась.

Можно сказать, что я не жила, а только старалась. Потому что когда год назад меня накрыла первая паническая атака и я упала в обморок 4 раза, мне стало страшно не потому, что я задыхаюсь заживо, а потому что в жизни я нихера не жила, а только старалась.

Я никого не обвиняю сейчас, а только думаю о том, как долго человек может жить в чужих матрицах. И мой ответ – до гробовых носков черного цвета. Но потом нужно еще молиться, чтобы его пустили в рай. И нет никаких гарантий, что пустят. Поэтому теперь я думаю – раз оттуда все-равно никто писем не шлет, то можно хотя бы в этой жизни помочь себе самому. Как-минимум, скинуть с себя неподъемные ожидания.

Мой брак начался с непомерных требований самой к себе. Я должна была все и никакого деления на мужское и женское.

Я хотела жить в отдельной съемной квартире и без пьяных в соседней комнате – делала. Я хотела быть идеально хозяйкой – была. Идеальной любовницей – да пожалуйста. Идеальным партнером – да мне все нипочем. Только я сама в этом забеге потерялась.

Через год я попала в больницу с анорексией. На нервной почве – по секрету сказал врач моей маме, которая, кстати, борщ готовить так и не научилась. Собственно, я в болезнь сбежала. Отдохнула там месяцок. И решила бороться за светлое будущее дальше, но дальше получился ребенок.

Здоровая, крепко орущая девочка, которая родилась, чтоб утопить меня в окситоцине. Это был первый вопрос к жизни за 25 лет. – Какого хера? – думала я, разглядывая это красное орущее личико. Она даже не отвечает мне тишиной, а я люблю ее, как помешанная. Люблю ни за что и несмотря ни на что. А так, что ли, можно – любить без соответствия?

Я была сумасшедшая припадочная мать. Плюс жена. Плюс кухарка. Плюс друг, партнер, любовница. Я еще и была золотком, потому что на вопросы «участливых» бабушек отвечала: нет, что вы, мне не нужна помощь, я справляюсь.

3 года декрета. Я нигде. Не была. У меня не было подруг. Знакомых. Второй пары джинсов. Косметики. Стрижки. Макияжа.

Но я, правда, все успевала и справлялась. Даже переводить талмуды фармакологии по ночам – почему муж должен кормить меня бесплатно? Почему он вообще должен меня кормить? И я бросилась еще больше пахать, стараться, держать все на своих руках и не давать ему в руки тряпку.

А потом я родила еще раз и очнулась. Девочка орала, как дышала. Семейный устав полетел к чертям. Я перестала успевать домашние вареники, а котлеты и творожные блинчики, нахомяченные перед родами в количестве 232 штук (я, блять, считала), закончились.

Читай продолжение на следующей странице