Альтруизм — это прекрасно и очень дорого. О границах альтруизма

Есть ловушка, которая находится буквально посреди дороги, но все равно многие в нее попадают.

Дело в том, что мы не обязаны поддерживать любого, кому плохо. Мы не обязаны — и не можем, ибо не всесильны — подхватывать на руки любого, кто приходит к нам с жалобой, даже если ему в этот момент по-настоящему скверно, и он нуждается в поддержке.

Альтруизм и великодушие — это прекрасно. Но еще и очень дорого. Это наше время, силы и душевный труд.

И даже если мы однажды поддержали человека, из этого не следует, что он может претендовать на нашу поддержку всегда, в любое время суток и при любых обстоятельствах.

На словах это вроде понятно. А на деле очень непросто определить грань: вот вам звонит ночами близкий друг, чтобы рассказать о плане суицида. В которую по счету ночь вы рискнете сказать ему: «Пожалуйста, не надо звонить ночью, у меня будильник на половину восьмого?» В третий? В десятый? Никогда? А если он не звонит, а пишет в Whatsapp?

 

Тут есть довольно простой и универсальный алгоритм:

Определите степень близости с человеком, который пришел жаловаться. «На законных основаниях» на нашу поддержку могут претендовать члены семьи, особенно маленькие дети, и близкие друзья. Остальные — только от избытка наших сил и доброй воли.

Определите объем своего ресурса. Это очень важный пункт. Настолько важный, что я еле удерживаюсь, чтобы не выделить его большими буквами. Есть ли у вас немного лишних, именно лишних сил и времени? Лишние — это не те, которые нужны вам для выживания и заботы о близких. Лишние — это те, которые вы можете отдать сравнительно безболезненно.

Если их нет, вы имеете полное право не жалеть и не сочувствовать. В этой точке некоторые возражают, что так можно дойти до полного безразличия к бедам ближнего и зачерстветь душой. Мне кажется, это немного сомнительный аргумент в духе «сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст». По-настоящему черствым людям, неспособным к эмпатии, обычно и дискутировать про всю эту нашу с вами эмпатию и поддержку неинтересно. Они искренне не понимают, о чем идет речь, какие такие «чуфства», и вообще о чем тут можно «заморачиваться». У них этого ресурса никогда и нисколько нет — ни для близких, ни для посторонних.

И уж точно попытки определить объем наших душевных сил (какие они, на что их хватает, как быстро они восстанавливаются) к очерствению не приводят.

 

У нас нет задачи спасти мир. Пусть этим занимаются стражи Галактики. Если вы чувствуете, что сегодня вы не страж Галактики, можно сказать об этом прямо. Лучше, конечно, мягко и аккуратно, не причиняя человеку дополнительной боли. Ему и так несладко. Он, возможно, из последних сил тащил к вам свое «дырявое ведро».

Можно сказать, например: «Прости, вижу, что тебе плохо, но у меня самого сил вообще нет» или «Понимаю, что тебе хочется это обсудить, но давай в другой раз?»

Или еще одна формулировка, которая мне кажется удачной: «Я бы хотел тебе помочь, но чувствую, один я не справляюсь. Давай подумаем, может, еще кто может тебя поддержать, или специалиста какого-нибудь поищем?»

Эта формулировка — для крайних случаев, когда человек по-настоящему близкий, и видеть, как он мучается, вам действительно невыносимо, но вы чувствуете, что его дырявое ведро вас вместе с ним утягивает в бездну.

Не надо стоически шагать туда.

Читай продолжение на следующей странице