Невозможно быть счастливы с тем, кто несчастен с вами

Неравновесные отношения, когда один из партнеров любит сильнее другого, и отдает любви больше, чем получает взамен, довольно распространены.

Вопрос этот — очень скользкий и неоднозначный. И на подобные ситуации точно нельзя смотреть однобоко. Это действительно парный танец, и каждый из участников вносит свою лепту в создание неравновесия, и (!) каждый платит за это свою цену! Очень легко скатиться на бытовые пересуды – пожалеть одного, обвинить другого. Но это не даст всей картины происходящего – и не позволит людям, которые уже оказались в подобной ситуации (или склонны выбирать себе соответствующих партнеров) как-то разобраться в своих отношениях, и внести посильные коррективы.

Поэтому я предлагаю внимательно и, по возможности, безоценочно, взглянуть на динамику развития подобных взаимоотношений, увидеть, что творится в душе каждого из партнеров и найти объяснения, почему они именно так себя чувствуют и ведут.
Невозможно быть счастливы с тем, кто несчастен с вами

Мне представляется, что дистанция, которую мы выбираем для общения с любыми другими людьми в нашей жизни, похожа на шкалу. На одном полюсе находятся совсем слитные, «симбиотические» отношения, когда партнеры ощущают себя буквально единым организмом. А на другом конце шкалы находится так называемая «интимофобия», когда вы любыми средствами стремитесь избежать сближения.

На полюсе слитных отношений господствуют такие убеждения, как «Без тебя в моей жизни нет смысла», «Я не могу быть один», «Счастье – это значит быть всегда вместе».

На полюсе интимофобии, наоборот, ценятся независимость, самодостаточность, закрытость и защита собственных границ. «Если я нуждаюсь в тебе, я чувствую себя слабым и уязвимым, и ты легко можешь этим воспользоваться, так что я не подпущу тебя близко». Как видите, два этих полюса предполагают совершенно противоположный набор убеждений и ценностей. И каждый из этих полюсов –довольно далек от здоровых ожиданий к себе и партнеру. Однако – не спешите относиться к этому как диагнозу!

Можно сказать, что во время своего общения с людьми мы вынуждены каждую минуту принимать решение – насколько близко мы можем общаться с этим человеком в этот конкретный момент, насколько мы готовы сейчас доверять ему, раскрываться передним.

 

Близость, как и любой другой эмоциональный ресурс, который вы стремитесь разделить с другим человеком, может быть как уместной, так и неуместной. А вернее, востребованной или невостребованной. Вы можете искренне хотеть сблизиться и делать все от вас зависящее, чтобы другому человеку было уютно и комфортно рядом с вами. Вы можете и сами быть вполне открытым и доверяющим. Но в некоторых случаях даже такие безусловные ресурсы, как любовь, интерес, доверие и принятие могут оказаться ненужными вашему партнеру.

И здесь мне видятся три возможных варианта объяснения:

  1. Возможно, вы выбрали неправильную стратегию общения, поэтому ваш избранник вовсе не чувствует себя рядом с вами в достаточной безопасности, чтобы подходить к вам слишком близко.
  2. Может быть также, что он нуждается в упомянутых мною ресурсах, но не готов принять их от вас (например, у него уже есть близкий человек, или же вы просто «не в его вкусе»).
  3. Или же, наконец, все дело в том, что вы пытаетесь преподнести свои драгоценные дары кому-то, кто вообще старается не принимать подобных подарков.

Об этом последнем варианте я хотела бы поговорить особо.

Так называемые «интимофобы» (термин этот был введен в русскоязычный профессиональный лексикон одним из моих учителей Александром Полеевым) просто боятся близости. Они не только не умеют, но и не хотят близко общаться. Безусловно, эта реакция – защитная. Но в глубине души они уверены, что быть откровенным, искренне признаваться в своих мыслях и чувствах, да и вообще подходить к кому-то без защитных доспехов – это слишком опасно. Им проще держать всех на расстоянии и не травмировать себя напрасными разочарованиями. Ведь когда вы не ждете от людей ничего хорошего, ничто не может вас задеть или обидеть.

Однако они нуждаются в близости тоже – но очень избирательно и дозированно. Именно поэтому, в общении с близкими людьми они могут в одно и то же время демонстрировать взаимоисключающие сообщения:«Подойди ближе, мне с тобой хорошо. – Отойди дальше, мне нужно больше личного пространства. Не оставляй меня, мне нужна твоя поддержка. – Не прикасайся ко мне и, пожалуйста, побудь в другой комнате». В этих противоречащих друг другу фразах – вся суть их внутреннего конфликта. Такой любовник часто прибегает к критике, чтобы оправдать свое нежелание близости. Он недвусмысленно дает надежду появляющимся в его жизни поклонницам, даже если уже «занят» постоянными отношениями с кем-то другим. Иногда мне кажется, что именно интимофобы изобрели эту загадочную фразу: «Оставайтесь на линии, Ваш звонок очень важен для нас».

 

В этой игре также присутствует борьба за власть. Кто больше «открыт» (насколько мне известно,этот термин есть даже в боксе), тот и беззащитен, и значит, готов на более значительные жертвы со своей стороны, чтобы сохранить ваши отношения хорошими. А тот, кто «убегает» может диктовать свои условия и держать партнера в напряжении.

Чтобы защитить свою территорию и самооценку, люди придумали множество приемов. Это и демонстративное покидание «поля боя» вовремя ссоры, и завершение разговора под предлогом завтрашнего раннего подъема или необходимости сделать какие-то более важные, чем этот разговор, дела, и затыкание рта собеседника безапелляционным: «На себя-то посмотри!», и попытки закончить конструктивное обсуждение с помощью угроз, рыданий или шантажа.

Средствами ухода от близости могут служить хроническая усталость, сон, алкоголь, невнимательность, перегруженность работой, «непонятливость», депрессия или болезни. А также гнев, недоверие, удрученное состояние, постоянные интеллектуальные рассуждения, обида, вина,работа или телевизор. Все это оказывается важнее,и «препятствует» эмоциональному сближению с кем-то.

Зачем же мы все это делаем? Наверное, во-первых, для того, чтобы спасти себя от эмоциональной перегрузки – ведь близость нужно поддерживать, беречь ее, и для многих это является довольно трудной эмоциональной работой. А во-вторых, мы находимся в постоянном поиске оптимальной дистанции между собой и партнером на данный момент.

Вероятно, каждый из нас мечтает о любви,близости, принадлежности к тем, кто нам дорог. Но при этом каждый в равной степени стремится завоевать независимость, самостоятельно распоряжаться собственной жизнью, принимать решения и не подчиняться требованиям других. Эти две потребности постоянно балансируют, заставляя нас разрываться между двумя противоположностями. Стоит нам поддаться одной из них, как другая тут же начинает громко требовать внимания. Если мы одиноки, то тоскуем по близости, а если к нам подошли слишком близко, требуем автономии.

Каждая пара решает для себя эту важнейшие задачи:

  • как поддерживать связь и при этом не потерять индивидуальность?
  • Когда надо позаботиться о себе в ущерб своему партнеру и когда позаботиться о нем в ущерб себе?
  • Какое дело следует считать своим, какое – делом супруга, и какие дела относятся к нашим общим?
  • Какое время считать своим, чужим и общим?
  • Какая территория, домашние обязанности, часть семейного бюджета и какие обязательства будут считаться своими, чужими или общими?

 

Самое трудное здесь – не создание самих границ, а решение, где именно им проходить. Чем яснее с самого начала эти границы, тем легче и свободнее строятся отношения.

И как вы понимаете, эти границы не простраиваются обычно раз и навсегда. Когда вы только начинаете свои отношения, вашим девизом легко может стать фраза: «Никаких обязательств», так как вы понятия не имеете, сколько времени вам захочется быть вместе. Если же вы супружеская пара, у которой трое маленьких детей, о времени, территории, бюджете и обязанностях придется договариваться совсем по-другому.

Безусловно, очень важными здесь являются и культуральные стереотипы. Например, для мужчины считается доблестью никогда не рассказывать о своих проблемах – он не может рассчитывать на чью-то поддержку, но зато лишний раз утверждается в своей репутации сильного, непоколебимого супермена, который способен одной левой раскидать все неприятности. (К тому же,такое умалчивание повышает его статус, так как он обладает эксклюзивной информацией, которая никому больше не доступна).

А если женщина, описывая идеальные семейные отношения, говорит, что хочет чувствовать себя с мужчиной «как за каменной стеной», то ей не следует удивляться тому, каким железо-бетонным он будет рядом с ней. Каменная стена по определению не имеет право быть мягкой, ранимой,чувствительной. Задача стены – в любой ситуации быть жесткой, твердой, надежной и предсказуемой. Так что в очередной раз спешу процитировать фразу: «Думайте, о чем вы молитесь – это может исполниться».

«Интимофобия» может быть и избирательной – например, мужчина может быть совершенно откровенен со своими друзьями, но, находясь рядом с женщинами, неизменно надевает какую-то маску. Или он может быть открытым со своей женой, но никак не с родителями. Бывает,что вам легко говорить с кем-то о собственных удачах и неприятностях, но когда тоже самое хотят сделать они, это перестает быть интересным. Или наоборот – вы охотно служите жилеткой для всех подруг и родных, но никого не подпускаете близко к своим бастионам. (То есть вы избегаете только некоторых сторон интимности, а другие вполне используете).

Жизнь «закоренелых интимофобов» напоминает гостиничный номер с табличкой «Не беспокоить» на двери. Причем, для большей эффективности, эта надпись ограничивает вход не только для любовных партнеров, претендующих на близость, но также и для друзей,родственников, детей, работы, чьих-то просьб о помощи, сильных эмоций (как отрицательных, так и положительных!) и мнений, не укладывающихся в привычную картину мира. Такие люди не хотят быть зависимыми, от чего бы то ни было,поэтому не дают окружающим повода на себя рассчитывать. Они хотят сами принимать все решения и боятся хоть в чем-то потерять контроль или поддаться на чьи-то уговоры. Часто им это удается.

 

Парадокс, однако, заключается в том, что с помощью такой стратегии они ограничивают доступ в свою жизнь не только «неприятностей», но и ресурсов. Они действительно максимально защищены от внешних воздействий и полностью контролируют свою территорию… Вот только территория эта оказывается слишком мала, и пользоваться они могут только теми ресурсами, которые уже находятся внутри этой охраняемой территории.

Если снова вернуться к метафоре, с которой мы начали эту главу, что интимофобия и стремление к слитным отношениям представляют собой два полюса одной шкалы, то золотой серединой этой шкалы,вероятно, будет как раз здоровая близость.

Все это очень заманчиво –теоретически. А на практике основной претензией между супругами обычно бывает как раз не синхронность их движения по этой самой шкале, когда один из супругов преследует другого, пытаясь добиться эмоциональной близости, а другой всячески уклоняется от этого преследования, стараясь сохранить эмоциональную дистанцию. «У него не возникает необходимости выражать свою любовь и заботиться о наших отношениях, потому что об этом забочусь я», — говорила одна из моих клиенток.

С тем, как именно отношения приходят в состояние дисбаланса, я хотела бы познакомить вас поподробнее.

Есть очень большой соблазн обвинить во всем «бессердечных интимофобов» — ведь это они не хотят строить отношения! Однако давайте посмотрим на эту пару со стороны и оценим их отношения в динамике.
Невозможно быть счастливы с тем, кто несчастен с вами
Сначала всё вроде бы было безоблачно. Оба партнера были внимательны, щедры и заботливы (настолько, насколько это укладывалось в их представления об ухаживании). Они оба могли часто звонить друг другу, проявлять инициативу в назначении свиданий, оба иногда волновались, охотно шли на компромиссы и для каждого из них «провести время вместе» было важнее того, как именно его провести.

Затем постепенно становится ясно, что один из партнеров оказывается вовлечен в отношения больше другого, более зависим от них. Из-за тревоги, высокой конкуренции, неуверенности в себе или просто потому, что он так привык – он начинает больше уступать желаниям своего спутника, чаще просить о встрече, сильнее переживать размолвки и всё более очаровываться своим визави. В конечном счете, всем своим поведением он совершенно недвусмысленно транслирует девиз: «Ты – это моя мечта, и я сделаю всё, чтобы удержать тебя».

Кто именно – мужчина или женщина – скатится на роль «Догоняющего», а кто станет «Убегающим», зависит от многих факторов. (Мы можем также называть эти две роли Ведущим и Подчиненным,например).

 

Каждый из нас в определенный период времени и в определенной социальной группе обладает неким уровнем привлекательности для окружающих. Обычно людей привлекают красота, богатство,обаяние, лидерские качества, чувство юмора, уверенность в себе. Часто –образованность, оптимизм, разносторонние интересы и высокий профессионализм.Чем более популярным является партнер с точки зрения общественного мнения, тем престижнее завоевать его – и… тем легче потерять.

Ведущий не является бессердечным чудовищем. Просто он слишком хорошо знает себе цену – высокую цену. Вокруг тех, кто постоянно оказывается лидером в любых личных отношениях,всегда сияет ореол повышенного интереса. Они имеют много тайных и явных поклонников, и на их «постоянного» партнера часто смотрят с завистью и соперничеством. Партнер-«звезда» прекрасно знает, что его выбор очень велик,так что, по большому счету, ему незачем держаться за кого-то одного.

Он не просто уверен в своей популярности, а гордится ею, нуждается в ней, подпитывается от нее. Поэтому тайно или явно ведет себя так, чтобы демонстрировать свою потенциальную доступность, даже если «занят» кем-то. Для этого он вынужден держать как постоянного партнера, так и остальных поклонников на регулируемой им дистанции– не отпускает совсем, оставляя надежды, но и не дает право на монополию. Привязаться к кому-то одному – жалко и невыгодно: тогда он теряет все те ресурсы, которые может получать от других поклонников. Часто подспудно он говорит себе, что достоин чего-то лучшего, ни один из претендентов не кажется ему достойным. И всегда есть страшок (или мечта), что где-то за углом его ждет идеальный спутник. Так что на этот случай ему всегда приходится оставлять себя свободным (хотя бы в эмоциональном плане).

Читай продолжение на следующей странице