Будьте благодарны за развод. Вот как надо относиться к расставанию!

У меня кровит. И я боюсь, что сама спровоцировала насильника. Но только я не знаю чем.

Ты хотел показать, как много делал для меня. И отнял то, что дал. Отнял у меня, чтобы я испугалась и осознала: я — ничто без него.

А я не поняла. Зачем предъявлять счета? Ты же сам давал, я не просила. Тебе нравилось давать, покупать, оберегать, баловать.
Забирая шубы и драгоценности, ты не забираешь у меня воспоминаний о счастье, ты забираешь уважение к тебе.

Шуба — это мех. Каждая ворсинка грела меня твоей любовью. Мне уже было в ней тепло и этого тебе не отнять. А то, что эту зиму я буду ходить в пуховике, меня не пугает. Меня пугает лишь то, что ты, прожив со мной десяток лет, уверен, что отобрав шубу, сможешь меня проучить .

Ты ушел, чтобы я осознала, как много я потеряла. А я просто попробовала жить без тебя и мне понравилось.

Без тебя — это без унизительного обслуживания твоего настроения , без ожидания тебя «сколько надо», без страха, что ты на кричишь просто потому, что там, в большом мире тебя обидели, и этот, наш с тобой, маленький, ты создал для того, чтобы выплевывать сюда кровь от разбитых там губ.

Я ни слова плохого не скажу детям о тебе. Но то, что они видели, это уже их отношения с миром и с тобой. Я все эти годы работаю твоим адвокатом, выдумываю причины, оправдывающие твои поступки, и скармливаю их детям.

Я увольняюсь с этой должности. Отныне за свои косяки ты отвечаешь сам. И если ты толкнул меня на глазах у дочери, если ты не поздравил сына с днем рождения — то это не «у папы был тяжелый день», а «папа поступает очень плохо».

Ты преподал мне отличный урок, за который я тебе очень благодарна. Ты всадил нож в спину, а там была цепь, сковывающая крылья. И я расправила их. Я могу летать.

А я и сама этого не знала. Я почти поверила тебе, когда ты сказал, что я без тебя — пустышка.

Какой оказывается вокруг большой мир. А раньше я думала, что ты и есть мой большой мир. Пока ты не превратил мой мир в мусорный мешок, в который бросал все отходы твоего настроения.

Ох, как же я благодарна тебе за уход.

Ты отобрал у меня себя, и хотел, чтобы я страдала. А тем самым ты подарил мне меня, и это самый ценный подарок в моей новой жизни.

Знаешь, оказывается, пуховик греет лучше меха. Мех — простроченное в одно полотно теплое молчание маленьких чужих смертей. И я ходила укутанная в подаренное тобой насилие. А пуховик сшит из ткани, и при его производстве никто не пострадал. И я укутана в натуральное тепло, не настоенное на чужих мучениях.

А дочь вчера связала мне из разноцветных ниточек потрясающий браслет. И он дороже любого самого дорогого колье из твоих подарков. Потому что он про безусловную любовь, которая не закончится по взмаху дирижера.

И здесь, над прописью во лжи, я от всех души, со всей искренностью говорю тебе: спасибо за развод!

Автор — Ольга Савельева