Вещи, незаметно отравляющие вашу жизнь

Тайные страхи: ЧТО мешает нам радоваться жизни

Если спросить человека о его страхах, он чаще всего называет обычные фобии — боязнь высоты, перелетов или замкнутого пространства. Но не всегда он осознает свои глубинные переживания, которые отравляют жизнь незаметно.

Однажды у меня случился глобальный переезд, когда пришлось перебрать все содержимое квартиры, самое нужное взять с собой, остальное оставить на хранение или выбросить. Я не отношусь к шопоголикам и отчаянным модницам, поэтому дюжина мешков с одеждой, которую пришлось вынести на помойку, стала для меня полной неожиданностью. На шкафах нашлись чемоданы, плотно забитые синтетическими свитерами, поношенными пальто и юбками как минимум трех размеров — от сорокового до… не будем об этом.

Зачем-то я берегла тряпки, которые теоретически могли пригодиться, если меня вдруг разнесет или, наоборот, отощаю; если настанет сорокоградусный мороз, а мне понадобится спать на земле; если придется разгружать машину картошки; если моя актуальная одежда внезапно исчезнет, а другой купить не смогу. При этом носила-то я десятка два вещей, а хранила горы.

 

Это было бы смешно, когда бы не портило жизнь: я всегда думала, что квартира у нас слишком маленькая и безобразная, ее невозможно устроить на мой вкус. Выходит, барахло пожирало не только место, но и уют, и повседневную радость.

Пытаясь понять, почему это произошло со мной, я нашла только один ответ: меня мучил страх. В первые годы брака нам вечно не хватало денег, я не смела ничего выбрасывать — вдруг через год понадобится, а купить будет не на что. Как же избавиться от почти хорошей, теплой одежды, а если надо будет стоять в очереди на морозе? А обувь — как выкинуть потертые туфли тридцать четвертого размера, где взять другие?!

Неважно, что бесконечные очереди за едой закончились в начале девяностых. Неважно, что только в ранней юности мне приходилось ходить в одних и тех же лодочках фабрики «Парижская коммуна» с апреля по октябрь. Бедность была прописана у меня в подсознании. Это не мшелоимство — это страх.

Недавно моя подруга, живущая в  городе, где нет зимы, осознала, что годами не выбрасывала старый кашемировый свитер по единственной причине — его можно продать в голодное время. У нее тоже нашлось несколько мешков отличной одежды на черный день, потому что в семейной памяти хранились строчки из блокадных писем дедушки: «Обменяй мой костюм  на жмых». Это не скупость — это страх.

Читай продолжение на следующей странице