В поисках счастья: истории, в которые мы слишком долго верили

Я знаю одного мужчину, обожающего вязать. Одеяла, шарфы, свитера, шапочки… он вяжет все подряд, под настроение. Он вполне мог бы выбрать себе более «мужественное» хобби — к примеру, восстановление винтажных машин или охоту. Но этот мужчина продолжает заниматься тем, что делает его счастливым — вязанием. Почему? Потому что он начал заниматься вязанием, когда был еще совсем маленьким мальчиком, и оно понравилось ему еще тогда. И теперь вязание в определенной — и немалой — доле является частью того, кто он такой.

По мере того, как он рос, из мальчика превращаясь в подростка, он все чаще и сильнее осознавал, что вязания — довольно необычное хобби для мальчиков, парней и мужчин. Как часто говорил его старший брат: «Вязание — это хобби для девочек или мальчиков, которые любят наряжаться в платья и носить туфли на высоких каблуках». Но со временем, выслушав множество насмешек со стороны друзей, знакомых и даже родственников, он набрался смелости задать себе один простой вопрос: «Разве те мнения, которые высказывают окружающие люди по поводу вязания, имеют какое-то отношение к тем чувствам, которые оно дарит мне, как хобби?» И он сразу же понял, что ответ на это вопрос очень простой и короткий: «Нет!» И с тех пор он продолжал наслаждаться своим хобби, делающим его счастливым, не чувствуя каких-либо угрызений совести.

Истории, факты и ожидания

Любопытно наблюдать за тем, как мы принимаем те или иные решения в нашей жизни. Порою мы следуем нашему сердцу и выбираем самое осмысленное, что можно сделать в любой ситуации — выбираем то, что делает нас счастливым. Но куда чаще мы отвлекаемся на голоса наших страхов и несбыточных ожиданий, особенно вызванных культурой и обществом, в которых мы обитаем, и мы выбираем то, что больше всего соответствует этим страхам и ожиданиям — то, что в конечном итоге не делает счастливым ни нас, ни кого бы то ни было еще.

Мужчина, любивший вязать, последовал зову своего сердца, и продолжил заниматься вязанием даже тогда, когда столкнулся с культурными и социальными ожиданиями, предполагавшими, что он должен как можно быстрее отказаться от этого хобби. Но он проявлял эту открытость разума далеко не всегда, и не во всех обстоятельствах. К примеру, он практически всю жизнь верил в то, что однажды он непременно найдет свою «вторую половинку». Более того, он «знал», какой она будет — до мельчайших подробностей.

Тот ее образ, который он вбил себе в голову в подростковом возрасте, с тех пор не очень-то изменился. Да и с тех пор, как он рассказал мне о нем за чашечкой кофе несколько месяцев назад, в нем вряд ли произошли какие-то изменения. Вот как звучало начало рассказа об этой его мечте:

«Я всегда мечтал о дне, в который я встречу свою идеальную «вторую половинку». Она будет умной и стильной, а заодно сексуальной и атлетичной. И она будет интересоваться теми же хобби, что и я. Мне все равно, какого она будет вероисповедания, главное, чтобы у нее был открытый разум и честное сердце. Но она совершенно определенно будет чистюлей и аккуратисткой, потому что я совсем не такой, и мне нужен кто-то, кто сможет дополнить меня в этом плане.

И она будет любить спать в обнимку со мной под теплым одеялом. Потому что нам будет всегда хотеться обнять друг друга темной и холодной ночью, и лежать вместе, и гладить друг друга, и смеяться, и болтать о всякой всячине. И мы будем каждый вечер говорить о людях, о странах, о нашей жизни и общем будущем, пока не уснем.

А еще для нас будет совершенно не важно, сколько кто из нас зарабатывает, потому что мы будем безумно любить друг друга. Она будет знать это, и я буду знать это, и мы будем довольствоваться тем, что у нас есть — и друг другом»…

Порою мы рассказываем сами себе просто невероятно прекрасные истории, не так ли? Они завораживают нас. Они сбивают нас с ног и заключают в объятья. Они убеждают нас в том, что стоит нам с головой нырнуть в новые личные отношения, купить что-то дорогое, или устроить себе вечер свиных ребрышек барбекю и импортного пива — словом, заняться чем-то, что временно отвлечет наш измученный разум от реальности — и это каким-то образом поможет нам отыскать то, что мы искали все это время.

Проблема в том, что реальность — это не что-то временное, от чего можно отмахнуться. Реальность — она, ну… реальна и постоянна. Эти новые отношения заставят наше сердце трепетать от счастья… пока их новизна не пройдет. Вы с головой уйдете в освоение нового дорогого гаджета… пока он не станет привычным и неинтересным. Жирные свиные ребрышки и пара-тройка литров пива утешат… до самого утра, когда обернутся похмельем.

Освобождение от лишнего

Мужчина, любящий вязать, мало-помалу начал осознавать временную, ограничительную природу историй, которые мы рассказываем сами себе, хотя ему предстоит проделать еще очень и очень долгий путь. Почему он начал это осознавать? Да потому, что окончание его рассказа об идеальной «второй половинке» — рассказа, началом которого я поделился с вами чуть выше — оно не об идеальной женщине, а о реальной. О женщине, которая была совершенно замечательной, да вот только не вполне соответствовала въевшемуся в подсознание образу из рассказанной им себе истории. И он никак не мог заставить себя отказаться от идеальной женщины из своего воображения ради замечательной женщины, которая все это время была совсем рядом с ним. Всего несколько недель назад он понял это… да вот только время было упущено, и женщина, устав ждать, отправилась по жизни дальше своей дорогой…

Здание его жизни сотряслось до самого фундамента, его сердце было разбито… но он нашел в себе достаточно силы воли, чтобы продолжить идти дальше. День за днем он начал возвращать себе себя настоящего — себя, которого он знал, когда был моложе, до того, как он начал рассказывать себе завиральные истории или верить в истории, страхи и ожидания окружающих людей. И он понял, что эта его личность была чистым листом, листом, позволяющим чувствовать и ценить все таким, какое оно есть, не смотря через намертво закрытые на замок искажающие очки чужих и своих историй.

Это возвращение себе себя же идет не так уж быстро или просто — прежде всего потому, что ему до сих пор трудно представить жизнь без этих историй и ожиданий. Он едва помнит, какой была его жизнь без лишних историй, страхов и ожиданий. Но в глубине души он знает, что когда-то был свободен от всех них, что он был свободным, и жил в свободном мире. Именно тогда он открыл для себя вязание, ставшее для него одним из главных источников счастья. И он знает, что если он хочет когда-либо еще полюбить что-то или кого-то так же, как когда-то полюбил вязание, он должен вернуться в мир, не отягощенный историями и ожиданиями. Мир, в котором можно обрести счастье.

Замечательное место

Когда я поделился этой историей с небольшой группой VIP-посетителей на нашей недавней конференции «Думай лучше, живи лучше», женщина по имени Энни подняла руку и сказала (я делюсь ее словами с ее разрешения):

«Этот «мир, не отягощенный историями»… Мне нравится это определение! И я даже могу рассказать, почему — ведь оно, как нельзя лучше, подходит к моей ситуации.

Читай продолжение на следующей странице